Почка 2.0, апдейт 2

Сегодня — чуть больше двух месяцев с момента операции по удалению почек и ровно 5 недель со дня операции по пересадке почки. Так что самое время подвести очередные итоги прошедшего периода и порефлексировать о нем. Если я вам надоел с этими апдейтами, то вы скажите, я буду писать еще больше.


Лекарства и витамины. Утренние и вечерние надо раскладывать по двум секциям, а то в одну не влезают. Так они выглядят до раскладывания

Самое главное — все хорошо! Пересаженная почка функционирует хорошо, практически все нужные показатели (а их более 50 и за этот период их измеряли по два раза в неделю) в норме. немного по-прежнему за нижнюю границу выбивается фосфор, но это не критично, и благодаря фосфору в виде таблеток показатель потихоньку растет. Креатинин колеблется между 0.8-0.9, что каждый раз вызывает улыбку у нефролога, который говорит “передай своему брату, что у тебя креатинин ниже, чем у твоего врача”, всякие там показатели калия, соли, сахара в крови — в норме. И даже гемоглобин уже вырос до 13.4, а нижняя граница нормы – 13.6. Хороший прогресс!
Я закончил первый этап активных наблюдений врачами за мной, теперь мне не надо сдавать кровь два раза в неделю, достаточно раз в неделю приезжать и комбинировать встречу с врачом и сдачу анализов. Медсестра вчера обозвала меня “скучным пациентом”, потому что все показатели как надо, и ничего особенно не происходит. Она, конечно, шутила, но все равно очень приятно. Из интересного — график артериального давления. Несмотря на все обещания в описаниях к принимаемым лекарствам, что может вырасти артериальное давление, в моем случае этого не произошло, а давление наоборот, сильно упало. Поэтому я пару недель назад “слез” с одного лекарства для снижения давления, а сейчас начал постепенно снижать дозировку второго. По версии врача, мне, скорей всего, удастся совсем отказаться от таблеток для давления, что само по себе удивительно, учитывая, сколько лет я пил те или иные лекарства для снижения давления. Более того, медсестра, посмотрев на мое давление, сказала “давай ешь побольше соли, тебе теперь можно, почка работает нормально” (не в смысле пригоршнями загребать, а в смысле что мне теперь можно еду нормальной солености, а не ограничивать, как раньше на ренальной диете). Мы с ней посмеялись, что такую фразу я давно в своей жизни не слышал. Также было очень приятно услышать, что “в еде никаких ограничений нет” (кроме граната и грейпфрута, но это и так понятно) – осталось придумать что бы такого съесть теперь.


Динамика давления

Потихоньку пошел набор веса. Если сразу после пересадки у меня было 154 фунтов (почти 70кг), которые затем упали до 144 фунтов (65.3кг), то сейчас я уже вернулся на примерно 152-153 фунта (69.5кг, при норме в хотя бы 80кг). Учитывая, что я ем по 5-6 раз в день, и вовсе не детские порции, то с одной стороны, вроде бы должно было бы быть больше уже, а с другой стороны, я не жалуюсь. Правда, утомляет весь день думать о еде, да и готовить уже все устали. В условиях, когда общепит пока что не рекомендуется (во избежание рисков инфекций), кухне приходится работать в три смены. Интересно, что произойдет с аппетитом, когда можно будет быть более активным физически? Пока что я ограничиваюсь пешими прогулками, обычно около 2-2,5км в день по нашему хутору, но уже через неделю, говорит врач, можно будет начать что-то более активное. Планирую заняться эллипсоидом для кардио, прессом, ну и всякими отжиманиями-приседаниями. Последнее, в основном, для ноги, которая для ходьбы восстановилась неплохо, а вот для сгибательных движений — не очень, и нога при приседаниях болит. Так что раз уж у меня почти прошла боль после разрезов, нужно больше боли, теперь от ноги! В перспективе, поближе к весне — еще покупка велосипедов, чтобы можно было нарезать мили по близлежащему парку.


Вот, говорят, лицо уже покруглело

А с разрезами действительно все очень хорошо заживает, как на собаке. Шрам от первой операции, конечно, остался устрашающий, можно было бы людей на пляже пугать, но на пляже я обычно ношу футболку с защитой от ультрафиолета, так что им повезло. Второй разрез еще немного побаливает внутри, но, думаю, через неделю, судя по прогрессу, уже будет практически незаметно по ощущениям. Бока еще украшают расползающиеся послеоперационные гематомы, но они уже были черными, потом сверкали синими оттенками, потом зелеными, сейчас остаточные желтые пятна с черными прожилками. Обезболивающих лекарств я не пью уже очень давно, и в последнюю неделю сон более-менее стабилизировался. Я сплю часов по 6 за ночь, иногда догоняя часик днем, и чувствую себя вполне неплохо.

Немного утомляет ограничение на выходы в люди. Ни к себе друзей-знакомых позвать, ни в гости к друзьям-родственникам не съездить, ни в магазин-ресторан-кино-музей не сходить. И в спортзал тоже нельзя эти два месяца, так что придется дома из подручных средств как-то выкручиваться. Интернет, конечно, это хорошо, но плохо заменяет живое общение. И такой ограниченный режим еще 2 месяца. Но все это, конечно, такие мелочи по сравнению с тем, как я себя сейчас чувствую, после трансплантации. Еще пара-тройка недель, и, я думаю, я буду чувствовать себя практически здоровым человеком. а это дорогого стоит. Брат, кстати, уже сейчас на вопрос о том, как он чувствует себя после операции, отвечает “какой операции?”, намекая, что он на 100% восстановился и никаких последствий для него эта операция не имела, что меня тоже очень сильно радует.

Понятно, что когда готовишься к операции и думаешь о жизни после нее, надеешься, что так оно и будет — ведь именно ради этого все и затевается. Но каждый раз, когда я расслабляюсь, я вспоминаю, как в день операции по пересадке я лежал утром на диализе, а рядом за ширмой лежал мужчина, которому за день до этого тоже сделали пересадку. К нему пришли врачи, и поясняли ему, что его донорская почка “пока не проснулась”, поэтому ему делают диализ. Врачи говорили, что так бывает, что в его случае почка провела слишком много времени на льду, но в течение 24-36 часов после операции она должна проснуться. Стремно такие вещи слушать прямо перед операцией, но я отогнал от себя все негативные мысли, убедил себя, что это точно не наш случай и у нас все будет хорошо, и через какое-то время меня повезли уже на операцию. Что случилось дальше с этим мужчиной — я не знаю, но очень надеюсь, что у него все хорошо. Но важно помнить, что не всем так может повезти, как мне, поэтому я планирую, когда закончится мой период изоляции, попробовать применить свой новоприобретённый шанс на какие-нибудь хорошие дела, потому что в мире их так не хватает.

PS в качестве бонуса за ваше терпение по чтению этих графоманских экзорсисов — фотографии удаленных у меня почек. Поскольку там очевидное “развидеть”, то даю просто ссылки, кликайте на свой страх и риск.
1,2,3,4,5