Околояблочные заметки

Меня упрекают в том, что со своими рассказами про ногу я совсем забросил блог. Не, ну а что делать? В мире Apple ничего интересного не происходит, компания как умирала, так и продолжает умирать, и у нее все плохо (это если почитать некоторых персонажей, которые в каждом speed-bump апдейте и оптимизации продуктовой линейки желают видеть революцию), а нога, знаете, гораздо ближе к телу, чем какая-то там далекая Apple в Калифорнии. Не объяснять же каждый раз, что чуть более упрощенный и удешевленный “новый” iPad предназначен для образования и более успешной конкуренции с дешевыми Chromebooks на этом рынке, а красный iPhone выпускают не только для того, чтобы поддержать продажи, но и для того, чтобы помочь фонду борьбы со СПИДом. Я, возможно, безнадежный оптимист и избирательно вижу только хорошее, но, по крайней мере, я не гоняюсь за кликами, рассказывая про то, как “все плохо”.

Но вообще я хотел рассказать о парочке интересных наблюдений касательно техники Apple и её использования, в том числе и за период, пока я лежал в больнице со сломанной ногой. Первый пункт касается Apple Watch, которых вокруг меня как-то в последнее время стало очень много. Я начинаю замечать их не только у гиков, но и у “обычных” людей: то у пограничника на границе США, то у ресепшенистки в центре рентгенологии, и тд. При оценках проданных Apple Watch за эти почти два года в 25-30 млн штук уже точно не приходится говорить о “провале” и “разочаровании”: гаджет определенно находит свою нишу и своих пользователей, особенно после пивота с версией Series 2, и, я думаю, дальше будет только лучше, по мере добавления новых возможностей в устройство.

Я же смог оценить одну из прелестей Apple Watch, когда я лежал в приемном покое больницы. Я лежал на каталке, утомленный болью в ноге, ко мне периодически приходили-уходили то врачи, то медсестры, и в какой-то момент я обнаружил, что рюкзак, который до этого стоял рядом со мной в каталке, кто-то переставил в угол палаты. Проблема заключалась в том, что в рюкзаке лежал телефон, а мне нужно было держать в курсе событий семейство, которое осталось на горе и собиралось выезжать ко мне в тот момент. Конечно, при наличии телефона в руке набирать тексты сообщений получается как-то легче и быстрее, но тут выбора особо не было и я начал активно использовать голосовой набор в Apple Watch. Я бы удивлен, насколько хорошо и быстро этот голосовой набор работает на Series 2 (в отличие от первых часов). У меня хоть и безлимитный международный роуминг на телефоне, но он ограничен по скорости (официально это называется “на скорости 2G”), но распознавание текста происходило практически мгновенно и почти без ошибок. Если наловчиться не забывать говорить знаки препинания, то так текст вообще можно набирать быстрее, чем пальцами на телефоне, правда, не уверен, насколько этот голосовой набор уместно выглядит в местах, где есть посторонние люди (я на тот момент был в индивидуальной палате). Распознанный текст все еще неудобно редактировать — если что-то пошло не так, то проще удалить все и надиктовать текст сначала, но вообще я проникся тем, что такая, казалось бы, незаметная фича часов существенно облегчила мне жизнь в сложный момент.

Второй фрагмент даже, наверно, более глобальный. Пока я был в больнице, мне приходилось решать довольно много других вопросов, кроме того, что жалеть себя и свою сломанную ногу: я занимался вопросами со страховой компанией (звонки, работа в портале страховой для клиентов), я общался с авиакомпаниями и занимался сменой авиабилетов (приложения для поиска и покупки билетов, общение в поддержке для организации перелета с поломанной ногой), плюс параллельно организовывал процессы, связанные с различными инспекциями дома, который мы планируем купить (изучение документов, их обсуждение, подписи). Все это я делал на телефоне, где у меня был, пусть хоть и медленный, но какой-то интернет (WiFi в больнице для пациентов номинально присутствовал, но по факту, после регистрации в системе, он не работал). У меня хоть и был с собой iPad, и можно было раздать интернет с телефона на планшет, но в условиях медленного интернета это могло бы быть еще медленнее и еще более мучительно, чем делать все прямо с телефона.

Я, конечно, испытал нечто, близкое к экстазу, когда, получив PDF по почте, я смог прямо на телефоне отметить в этом ПДФ-е нужные пункты, поставить в необходимых полях дату и подписи, и отправить ПФД обратно, но все же не могу сказать, что я получал удовольствие от того, что все это приходилось делать на небольшом экране смартфона. И я хорошо запомнил, какое облегчение я испытал, когда я доехал домой и наконец-то взял в руки ноутбук: тут тебе и большой экран, и удобная клавиатура для набора текста двумя руками, и куча приложений в многооконном интерфейсе, и все такое теплое и ламповое… И мне стало интересно: это у меня такое облегчение связано с тем, что я вырос на компьютере и привык все делать там? Телефон, конечно, может выступать альтернативой, когда “ну очень надо”, но все-таки лучше компьютер. А что с современным поколением, для которого телефон зачастую — это первый интерфейс в мир технологий, и они изначально привыкают все делать на телефоне (а в бедных странах это часто не только “первый” интерфейс, но и просто единственный, поскольку смартфон с Android сегодня гораздо более доступен, чем даже простой компьютер). Как это вообще изменит человеческие отношения с технологией через несколько лет, когда во взрослый мир придут те, у кого нет такой привязанности к компьютеру и его интерфейсам?