Возвращение зрения

Как знают те, кто читает мой твиттер, вчера я сделал лазерную коррекцию зрения. Запись в блог я написал еще вчера, но поскольку мне рекомендовали не особо налегать на компьютер, то пишу с выключенным экраном, хотя рассчитываю потом большинство ошибок исправить.

Вначале отвечу на несколько самых будоражащих умы читателей вопросов (судя по тому, что спрашивали у меня вчера в твиттере):
– какое зрение у меня было до операции?
-5.75 на левом глазу, -6.5 на правом, причем на правом там был еще какой-то астигматизм, хотя и не очень большой, как я понял)
– какое зрение стало?
пока не знаю, осмотр будет именно сегодня, узнаю — напишу. судя по тому, как я вижу — не меньше 100%, а поскольку я делал СуперЛАСИК, то может быть и больше 100%
АПД. Проверили зрение. 100% в правом глазу, 120% — в левом, вместе два глаза видят на 150%. Но это не дальнозоркость, это высокое разрешение сетчатки, потому что она, как мне сказали, у меня хорошая :)
– Где делал и сколько стоит?
Операцию я делал в клинике Газпрома, их центр микрохирургии глаза называется Глазпром (как оригинально), операция обошлась мне в 111 тыс рублей, включая 100 тыс рублей за саму операцию (оба глаза, метод Фемто СуперЛасик), 1 тыс рублей за осмотр перед операцией, и еще 10 тыс рублей — за предварительную мини-операцию “лазерной коагуляции”, когда лазером укрепляют глазное дно или что там они укрепляют (сказали, что необязательно, но рекомендуется)

Вот, наверно, на самые важные вопросы ответил, так что тем, кто хотел узнать факты, дальше читать необязательно — дальше я расскажу о том, как я решился на операцию, как это все проходило и о своих ощущениях после нее.

Плохое зрение у меня, кажется, было всегда — в классе втором у меня оно было хуже, чем у одноклассников, а с класса 4-5 я был вынужден либо носить очки, либо мучаться, плохо видя все вокруг. Какой же ребенок любит носить очки, это же стыдно, друзья засмеют — поэтому приходилось мучаться без них, сидеть на первой парте и все такое. Когда учился в университете, зрение уже было такое, что без очков ходить было как-то опасно, поэтому приходилось носить. Впрочем, все не так плохо — девушкам это нравилось, да и я выглядел умнее — как говорится, чтобы носить очки, мало быть умным, надо еще плохо видеть. Я этим параметрам соответствовал, поэтому очки носил.

Официальная версия падения зрения у меня — “много читал в плохих условиях”. Я действительно много читал в детстве, прям проглатывал книги тоннами, зачастую читая лежа, в темноте и тд. Мама, конечно, гоняла, но это же национальный детский спорт — делать наоборот от того, что говорят родители. Почему зрение упало на самом деле — черт его знает, может и правда, книги виноваты :) Когда зрение падало быстро (гдето в классе 3-5), то мне делали операцию “склеропластика” — когда в глаз впрыскивается кровь с определенными препаратами. После этого несколько недель глаза остаются красными, с кровью, за что в школе добрые одноклассники иногда называли меня “кроликом”.

В любом случае, книги, компьютеры, наследственность и прочие факторы привели к тому, что годам к 25 зрение примерно стабилизировалось на -5.5-6 диоптрий, и очки/линзы были единственным способом чувствовать себя более-менее комфортно. Нет, еще когда мне делали “склеропластику”, из уст в уста передавали мифы о некоем кудеснике Федорове, который в Москве восстанавливал каким-то магическим способом зрение, но тогда это были совсем новые технологии, да и стоило это столько, что я даже мечтать об этом не мог. Сейчас вроде как все стало новее, круче, опыта у врачей прибавилось, и поэтому я начал зреть к коррекции. Все началось в прошлом году, когда я исправлял сломанный в детстве падением с велосипеда нос, и мы с женой обсуждали, что в следующем году можно будет и зрение подправить.

Не то, чтобы мне очень мешали очки, но возможность от них избавиться прельщала. Вариант контактных линз я тоже опробовал — несколько лет назад я носил их достаточно активно, но сейчас то ли глаза изменились, то ли линзы неподходящие (хотя я брал однодневные с высоким содержанием влаги и пропусканием воздуха), но дискомфорт все равно ощущался. А лазер — чик-чик, и свободен от всего. Да, есть определенный риск осложнений, но на то они и технологии, чтобы этот риск уменьшать.

В данном случае я говорю о технологии Фемто ЛАСИК, когда глаз “открывается” для лазера не с помощью специального механического ножа, как во время операции ЛАСИК, а с помощью специального лазера. Как пишут в специализированной прессе, риск осложнений при подобных операциях самый высокий именно на этапе “вскрытия” глаза ножом, поэтому я решил выбрать самый навороченный, пусть и самый дорогой способ. Там, как мне рассказывали, лазер как-то на молекулярном уровне “раздвигает” оболочку глаза, поэтому риск осложнений минимален, и к тому же всегда можно “доделать” если что, в то время как при обычном Ласике каждая операция снижает возможность повтора. (Мой мозг отказывается воспринимать как происходит этот процесс, хотя воображение достаточно живописно все это рисует)

Страшно, конечно, все равно было, но страх — чувство иррациональное, и я пытался давить его именно рациональными объяснениями — например, что такие операции сейчас поставлены “практически” на поток, поэтому бояться там действительно особо нечего. (и все равно, когда я ехал на операцию, я смотрел на мир вокруг широко раскрытыми глазами, на всякий случай вдруг я это все вижу в последний раз).

Что касается выбора клиники, то тут вопрос решился довольно просто. Было понятно, что фемтоласик — самая навороченная процедура, и надо было найти клинику, где такой дивайс водится. У Газпрома денег много, поэтому они их там в поликлинике особо не жалеют. По-моему, подобный лазер есть и в МНТК Федорова, но у них настолько бестолковый сайт, что там очень сложно вообще разобраться, что у них есть, как они делают операции и сколько это будет стоить. Ну и “знакомый знакомого” тоже сделал операцию в Глазпроме, отзывы были положительными, поэтому я решил сходить туда для обследования, а там посмотрим. К слову сказать, “обычный” ЛАСИК стоит значительно дешевле, раза в два, и делать его тоже вполне можно — миллионы людей во всем мире делают.

Обследование я делал на прошлой неделе — в процессе неоднократно капают что-то в глаза, заглядывают всякими устройствами во все закоулки, все измеряют и сканируют. Процесс достаточно безболезненный, и занимает 2-3 часа. После этого врач смотрит на все результаты исследований и говорит вам вердикт — можно ли вам делать операцию, каким методом и что в итоге из этого получится. Стоит это все 1000 рублей, и после этого операцию никто вас делать не заставляет.

Как я писал выше, мне еще предложили сделать “лазерную коагуляцию — процедуру, при которой на глазное дно наносятся специальным лазером рубцы, для ее укрепления (если она ослабленная). Процедура довольно болезненная, как оказалось, хотя и терпимо. Сказали, что у меня к тому же был где-то там внутри “разрыв”, который этой процедурой тоже исправили — спрашивали, не занимался ли я боксом (от него подобные вещи появляются). Я не занимался, и откуда у меня такая штука, я не знаю. В любом случае, все исправили.

В день операции я приехал в 8.45 в поликлинику, и где-то около минут 45 ждал, пока все начнется. Сначала закапывают глаза, потом протирают вокруг глаз все спиртом для дезинфекции. Когда настает твоя очередь, заводят в операционную, кладут на лежак, и над тобой наезжает какое-то устройство. Девушка, которой делали операцию перед мной, сказала, что она очень хорошо чувствовала момент, когда нож срезает верхушку глаза для того, чтобы можно было лазером выжигать узоры где-то там. В моем случае глаз вскрывал фемтосекундный лазер (врач по ходу это все комментирует, кстати), и этот лазер — точнее, фиксатор — сильно “натягивают” на глаз, чтобы его (глаз) зафиксировать. Ощущение не из приятных, но опять же — терпимо. Дальше секунд на 30 наступает полная темнота в глазу (только какие-то звездочки вдалеке), пока лазер что-то там свое делает. После этого врач подносит к глазу основной лазер, и начинает “выжигать”. Я не зря использую именно этот термин, потому что когда это происходит, то отчетливо слышен запах гари, чего-то жженого — видимо, какой-то части глаза, что ли. При этом лазер устрашающе потрескивает, как дозиметр в точке с высоким уровнем радиации (или как перед появлением “дымка” в Lost). Повыжигав глаз, я так понимаю, врач его “закрывает”, и он быстро-быстро начинает заживать.

После этого операцию повторяют на втором глазу. Все вместе занимает около 5 минут, что ли, после чего тебя выводят из операционной, вручают капельки, обезболивающую таблетку и бинт протирать щеки, если глаза будут слезиться. Еще по бокам наклеивают специальные квадратики бинтов, чтобы поменьше света попадало в глаза со стороны (выглядит это примерно как у лошадей, которые работают в городах — у них такие специальные боковые “заглушки”—шоры, чтобы они поменьше пугались машин на дороге). Так ты сидишь примерно около часа в приемной на диванчике. Спустя минут 10 после операции начинается резь в глазах, вызванная, я так понимаю, светобоязнью — то есть глаз настолько чувствителен к большому количеству света, что его это сильно раздражает. Поэтому рекомендуют брать на операцию с собой темные очки, чтобы минимизировать этот эффект.

Важный вопрос — когда начинаешь хорошо видеть после операции. Уже выходя из операционной, вокруг все более менее видно, только как бы через мутное стекло. Я не совсем понял, откуда этот эффект, то ли это какое-то заживляющее лекарство на глазах, то ли просто глаза приходят в себя так. Кроме этого, есть ощущение постороннего объекта в глазу, и это ощущение не покидает несколько часов. НО! уже минут через 10-15 после операции ты понимаешь, что видишь ты уже ЗНАЧИТЕЛЬНО лучше, чем до операции, даже несмотря на всю замутненность зрения. Минут через 20 я достал из выданного мне пакета инструкцию про то, как капать в глаза капли, и понял, что я могу читать текст не в 10 см от глаз, а на расстоянии вытянутой руки, и это меня привело в такой восторг, что персонал клиники посоветовал мне заткнуться вести себя потише..

Минут через 45 после операции к себе вызвал врач, который и делал операцию (кстати, пользователь iPhone, знает, что такое iPad, короче, продвинутый дядька). Заглянул мне в глаза специальным дивайсом, сказал, что все отлично, и предложил валить домой. Сказал приехать домой и спать, так болезненные ощущения продут как можно быстрее. В общем, я так и сделал — поймал машину на улице и быстро дорулил домой и завалился спать.

Будильник я поставил на 3 часа дня, так как в это время уже надо было первый раз закапать глаза, и когда я проснулся (поспав примерно часа 3), то почти все неприятные ощущения из глаз исчезли. Полной четкости зрения еще не было, но видел я уже очень-очень хорошо.. Я помню, как я ходил из одной комнаты в другую и смотрел в окно на деревья, и поражался тому, сколько разных отдельных листиков на деревьях я вижу. Правда, должен сказать, что вблизи объекты все же пока что еще несколько размыты, я так понимаю, глаза учатся на них фокусироваться — если куда-то присмотреться вблизи, то все хорошо, но изначально с этим есть проблемы, даже сейчас, когда я пишу эту заметку. Насколько я понимаю, это со временем пройдет — говорят, процесс адаптации занимает около недели.

Потом я наконец-то пообедал, и начал думать, что делать дальше. Я скажу вам, когда работа и увлечения строятся вокруг интернета и компьютера, не так-то просто придумать себе занятие, которое бы не требовало особого напряжения для глаз. В итоге я решил погулять, и поехал гулять по набережной Шевченко. Я уже писал в твите о том, что уровень детализации, который я вижу сейчас, просто поражает — Я НИКОГДА, насколько я себя помню, так хорошо не видел, никакие очки или линзы мне никогда не давали такой четкости и резкости изображения. Это такой wow-эффект, который сложно описать словами, это надо чувствовать. По ощущениям — не прозрение, конечно, но как-то очень близко.

В итоге возникает даже немного чувство зависти к тем, кто все эти годы хорошо видел. Вам сложно представить, чего лишены те, кто плохо видит, зато я сейчас себе хорошо представляю, чего я был лишен все эти годы. Когда я написал во вторник твит о том, что в четверг у меня важное событие, которое может изменить жизнь, я подумал потом, что, возможно, я немного преувеличил значение этого события. Однако, сейчас, после операции, примерно уже представляя себе, что у меня получится в итоге, я понимаю, что никакого преувеличения там не было, это действительно серьезнейший майлстоун в жизни, и я очень рад, что я принял это решение и сделал “это”. Если вы сомневаетесь, и у вас есть страх по этому поводу — не стоит, сходите на обследование, поговорите с врачами, возможно, они смогут вас убедить, что ничего страшного нет, а жизнь заиграет для вас новыми красками, как бы банально это не звучало.

Мне потом еще пришла в голову одна мысль. Когда-то я уже цитировал фразу о том, что “жизнь измеряется не количеством вдохов и выдохов, а количеством моментов, от которых перехватывает дыхание”. Так вот, у меня вчера был именно такой момент, и это многого стоит.